Важно иметь практический подход и оставаться человеком

Важно иметь практический подход и оставаться человеком

На іншых мовах: pl be
Важно иметь практический подход и оставаться человеком

В сентябре 2018 года в Минске стартовали первые занятия в Христианском Социальном Центре «Благотворительная Миссия Доброго Самарянина под покровительством св. Урсулы Ледуховской». О современной катехезе, вызовах, которые стоят перед Церковью в сфере катехизации, а также об обучении в Центре, директор Миссии и Центра сестра Чеслава Новицкая USJK поговорила с газетой Гродненской диоцезии «Слова Жыцця».

Образовательное предложение Центра весьма широко и, помимо катехезы, включает в себя множество разнообразных занятий, в том числе для детей и молодежи с особенностями развития.

— Ваш Центр достаточно уникален для Беларуси и церковного образования в нашей стране. Чувствуете ли это?
— Чувствую ли я эту уникальность? Не вижу здесь ничего исключительного. Мне кажется, что это нормально, что Церковь так и должна работать, должна выходить к людям, быть с людьми. Кстати, к этому нас и Папа Франциск призывает. Я бы не сказала, что мы что-то необыкновенное делаем. Каждое место, приход или какое-то учреждение, даже иного вероисповедания, где объявляется Божье слово, где говорят о Боге, можно назвать уникальным.

Вот это я бы подчеркнула.

— С помощью каких методов Вы обучаете детей? Чем Центр отличается от других мест, где также есть занятия по вокалу или какие-то информативные курсы?

— Если говорить о месте, то наше, возможно, уникально в том плане, что здесь есть каплица: в сердце нашего Центра — Святые Дары, само присутствие Живого Бога. Также формация личности. В разных авпектах: непосредственно христианский подход, религиозная символика, требования, понимание. И конечно, если говорить о методах, их много.

Основной заключается в том, что личность познает другие дисциплины в свете христианской формации, в свете Десяти Божьих заповедей, которые должны стать фундаментом для каждого человека.

— Что касается катехезы, подготовки к принятию Первого Причастия, дети ходят на нее «у себя» в церкви и к Вам отдельно или это как-то в Центре сочетается?

— Дети, которые приходят к нам постоянно, участвуют в катехезе. Конечно, когда родители хотят, чтобы ребенок занимался вокалом, а для катехезы еще «не созрели» и будут присматриваться, то мы можем согласиться на такое. В большинстве же своем люди приходят целенаправленно и знают, чего хотят. Иначе это несколько бы расходилось с целью Центра.

Есть дети, которые не ходят к нам ежедневно, но принимают участие в а-ля воскресной школе, как при приходах, и готовятся к Первой исповеди, к Первому Причастию.

Много и тех, кто приходит просто как эдакий наблюдатель. Мы их, конечно, не заставляем участвовать в религиозных обрядах. И через некоторое время — год-два — они обращаются к нам уже с просьбой подготовить к принятию таинств. Люди присматриваются, познают и приходят к выводу, что хотят принять католическую веру или приступить к тем или иным таинствам, потому что, может, сами и крещеные, но не практиковали. Это радует.

IMG

— Чаще бывает наоборот. Часть детей и молодежи перестает участвовать в формации в церковной среде после Первой исповеди, принятия Первого Святого Причастия и таинства миропомазания. Это натуральное явление или что-то необходимо поменять в классической катехезе? Что стоит перенять катехетам у сообществ, которые специализируются на формации детей и молодежи?

— Я думаю, здесь и то, и другое. Неважно, урсулинки там или какое-то другое сообщество, на первом месте — провозглашение Христа. Методов, можно сказать, тысячи, но самое главное в катехезе — тот, кто обучает. Неважно, мирянин это, сестра или священник. Важно, чтобы катехет сам горел делами Христа, свидетельствовал о Христе. Если он гореть не будет, ничего из этого не выйдет.

Сегодня, скажем, есть какая-то проблема, которую мы наблюдаем. Сотни детей идут к Первому Святому Причастию, а потом раз — и их в церкви нет, их это не интересует. Я сама размышляла над этим вопросом и думаю, что нужно индивидуально подходить к каждой ситуации. Этот ребенок, катехизированный, мог принять урок религии только на уровне знаний, мог не дойти до встречи с Живым Христом, а только с какой-то Личностью, о которой дети немного узнали. Возможно, в них есть немного такого страха, как некоторые говорят, что Бог накажет, если что-то случится.

Если бы дети во время катехезы встретили Иисуса, который стал бы для них Другом и от которого зависела б их жизнь, думаю, не случилось бы так, что они ушли. Даже если бы молодой человек и ушел на какое-то время, он бы все равно вернулся назад, к Богу. Мне кажется, что если ты встретишь Живого Христа и потом будешь постоянно находиться в поисках, иметь множество вопросов, даже болезненных, то ты будешь их обсуждать со своим Другом, с Иисусом.

IMG

— Можем ли мы сказать, что существует проблема подготовки катехетов, чтобы правильно доносить веру?

— Это ответственно Церкви, и она сделала в данном направлении немало. Причем, как видим, мир бросает очередные вызовы и Церковь не может стоять на месте. Она должна искать новые методы, как попасть к человеку, как ему помочь. Думаю, в некотором смысле Церковь этим занимается и ищет более актуальные методы катехизации.

Если говорить о формате, то каждый катехет должен осознать, что он не учитель математики, химии или иной научной дисциплины, а прежде всего свидетель Христа, который дает свидетельство своей жизнью, а ученикам необходим пример живой веры. Теологические знания чрезвычайно важны, ведь катехет не может учить ереси. В Церкви существует каноническая миссия, которая мирянину или монашеской сестре дает разрешение на обучение. Есть катехетичные визитаторы, которые должны ездить и слушать катехетичные занятия: не только учеников, но и тех, кто ведет катехезу, чтобы человек действительно доносил правды веры, а не ересь. Каждая диоцезия отвечает за своих катехетов.

При этом самое важное — свидетельство веры, то, что всегда будет людей, детей за собой тянуть, так же, как и в семье. Семья — эдакая домашняя Церковь. У нас в большинстве случаев бывает так, что дети обращают родителей. Дети первые приступают к таинствам, а потом приводят родителей. А должно быть наоборот: это мама и папа отвечают за религиозное воспитание своих детей. Есть и так, и так, но, конечно, ребенку куда легче прийти к вере и распознать Бога как любящего Отца, когда ребенок будет видеть, как его отец стоит на коленях, как вместе с ним молится. То же самое и в случае катехета.

Если он будет давать свидетельство о Живом Боге, будет гореть Христом, конечно, дети за ним пойдут.

А метод — просто быть и оставаться человеком. Да, конечно, нужно передать теологические знания, делиться Божьим словом, Библией, но если жизнь катехета будет этому противоречить, то плодов не будет. Молодежь еще найдет информацию, дочитает, но найти свидетельство уже сложно. Если катехет будет учить одному, а делать другое, это нужно сразу пресекать, ведь это гнев и большая рана.

n scaled

— Встречается ли проблема теологически неправильного учения со стороны катехетов?

— Встречается, и здесь важное дело — не бояться об этом говорить. Нам подобная ситуация кажется каким-то доносом, и если человек один, второй раз сказал и «получил по ушам», то он уже подумает: зачем я пойду говорить. На самом деле, ничего нового. Мы из Евангелия знаем, как Господь Иисус говорил пойти и обличить своего брата сначала лично, а если не послушается, то и далее (ср. Мт 18, 15–17). В диоцезии должен существовать катехетичный отдел, где есть катехетичные визитаторы. Нельзя говорить: «Ай, очередные проверки». Иногда нужно поехать и послушать, что говорить человек, послушать людей в приходе — чтобы не было ереси.

У нас сегодня чрезвычайно широкий доступ и к масс-медиа, и к литературе, и к Библии на разных языках, и к различным материалам. Нужно обращаться к таким источникам, чтобы не обучать ереси.

Такие образовательные учреждения, как наши катехетичные колледжи — это прекрасное и огромное дело, ведь какое-то время назад ничего этого не было. Думаю, Церковь будет все больше развиваться в данном направлении. Я бы еще делала упор на дальнейшей формации катехетов. У катехета будет много вопросов, и если он/она не найдет поддержки, то молодому парню или девушке будет тяжело. Люди будут приходить к ним с разными вопросами, а у них у самих они еще возникают. Поэтому я считаю, что должна быть формация, ответственность за этих людей, поддержка и после колледжа.

— Есть ли что менять в контексте наличия техники? Может, также в преподавание катехезы стоит закладывать больше креатива?

— Если вначале интерактивная доска, компьютер, экран были чем-то новым, то теперь, мне кажется, люди уже пресытились всем этим. Это только одно из средств, которое может помочь, и в каждом беларусском приходе, если не интерактивная доска, то экран и ноутбук есть точно. Слава Богу, ведь с их помощью мы можем использовать больше различных активных методов в преподавании катехезы. При этом, чтобы встретить Живого Бога, человек все равно ищет что-то в душе, копает глубже, и без живой личности этой встречи не произойдет. Необходим человек, у которого действительно есть призвание, который не боится и осознает, на какой путь выходит. Это не значит, что нужно быть неизвестно каким идеальным. Важно иметь практический подход, оставаться человеком и не бояться проблем и трудностей, а также идти с помощью каждому человеку.